18+

Важно!

Реклама

• Форум может быть недоступен у некоторых российских провайдеров. Подробности и инструкция.

• Пожалуйста, заполняйте темы в соответствии с правилами каталога.
Победители конкурса рекламных шаблонов:
Демоноводство
логин: Агитатор, пароль: 0000
или кнопка "PR-вход" в форме входа.

Цитатник

Статьи и заметки.
Ответить
Аватара пользователя
Вергилий

Серебряная звезда
Администратор
Сообщения: 884
Зарегистрирован: 03 апр 2015, 17:11
Награды: 1
Репутация: 179
Статус: Не в сети

Цитатник

#1786

Сообщение Вергилий » 06 май 2015, 11:53

Было сказано до нас и давным-давно не ново. Но до сих пор актуально и, может быть, в эту самую минуту пришлось кстати.
— Теперь у нас будут большие проблемы, Ави.
— На свете не существует проблем, мистер Грин. Есть лишь ситуации. ©Изображение

Аватара пользователя
Вергилий

Серебряная звезда
Администратор
Сообщения: 884
Зарегистрирован: 03 апр 2015, 17:11
Награды: 1
Репутация: 179
Статус: Не в сети

Цитатник

#1787

Сообщение Вергилий » 06 май 2015, 11:55

Первая Заповедь Ролевых Игр: Ролевая Игра должна приносить радость.

Путь Ролеплэера, версия 1.

Ролеплэер всегда отыгрывает по-настоящему, лучшим образом. Потому что так игра приносит ему набольшую радость.

Ролеплэер не должен быть несчастен. Он знает, что ролевая игра приносит радость.

Если же Ролеплэер несчастен - он храбро и честно вглядывается в себя в поисках того, что делает его несчастным в этой игре.
Достаточно ли он хороший Ролеплэер?

Не говорит ли в нем обида?

Ибо обида - не часть Пути Ролеплэера.
Обидчивого может "обидеть" не-истинный Ролеплэер.
Обидчивого может "обидеть" Ролеплэер.
Обидчивого может "обидеть" Мастер.
Обидчивого может "обидеть" кто угодно.

Он воспринимает Игру как часть набора личных взаимоотношений с людьми, которым он небезразличен и которые могут захотеть его "обидеть". Поэтому во всех действиях он видит не только часть Игры, но и часть личных действий этих людей.

Ролеплэер никогда не обижается: он воспринимает ролевую игру как Игру. Нет никаких личных отношений, нет Мастера и Игроков - есть Игра и в нее надо Играть.

Другой Ролеплэер не может обидеть Ролеплэера: Ролеплэер знает, что другой Ролеплэер тоже идет Путем и отыгрывает максимально хорошо, лучшим образом, на который способен.

Не-истинный Ролеплэер не может обидеть Ролеплэера: он знает, что не-истинный Ролеплэер - тоже Ролеплэер. Он, якобы, отыгрывает "хуже, чем способен" - потому что не хочет; но не хочет он из-за непонимания. Поэтому он на самом деле неспособен отыграть лучше. А значит, он тоже отыгрывает лучшим образом, на который способен он. Значит - он тоже Ролеплэер.

Мастер не может обидеть Ролеплэера: Ролеплэер знает, что Мастер - это тоже Ролеплэер, только он отыгрывает поступки и мысли всего мира, а не одного игрока.

Если в Ролеплэере не говорит обида - он смотрит, не говорит ли в нем манчкинизм?

Ибо манчкинизм - не часть Пути Ролеплэера.

Манчкин хочет, чтобы его персонаж был силен. Манчкин хочет, чтобы его персонаж был небесполезен.
Ему хочется, чтобы его персонаж имел важность. И чем больше, тем лучше.

Ролеплэеру нет до этого дела. Ему не хочется, чтобы его персонаж был силен, небесполезен или важен.
Он знает, что в реальности все персонажи - иллюзии и все они равны. Единственное, что сделает персонажа более ценным для реальной жизни - это идеальный отыгрыш; это дает персонажу единственную его ценность - красоту. Красота отыгрыша - это точка, где Игра соединяется с Жизнью. Поэтому Ролеплэер отыгрывает с одинаковой страстью любого персонажа, сильный он или слабый. Он знает, что у любого персонажа - нулевая важность. Он знает, что у любого хорошо отыгранного персонажа - бесконечная ценность.

Если Ролеплэер не охвачен манчкинизмом - он смотрит, не говорит ли в нем тщеславие?

Тщеславному хочется, чтобы его персонаж был главным героем.
Тщеславному хочется, чтобы его персонаж был большой частью истории.
Тщеславному хочется, чтобы его персонаж не был по сравнению с остальными "второстепенным".

Ролеплэер видит иллюзорность всего этого. Ролеплэер понимает, что не бывает маленьких ролей. Он памятует о бесконечной ценности любого персонажа и поэтому отыгрывает "маленького" человека так же, как отыгрывал бы великого героя.
Он, не споря, берет пространство, выданное ему, как бы мало оно ни было - и устанавливает в нем Истинную Красоту.

Если же Ролеплэер, со всей честностью вглядевшись в себя, не может ответить на то, что делает его в Игре несчастным - он уходит из Игры, не позволив ни ей причинять ему не-радость, ни себе участвовать в безрадостной игре. Он не винит ни Игру и ее участников - Ролеплэеров и Мастеров, потому что они сделали все, что могли. Он не винит и себя, потому что он вгляделся в себя лучшим образом, которым мог - он знает, что ему есть, куда расти, как Ролплэеру, и это тоже приносит ему радость. Он может слегка сожалеть о том, что ему не удалось поучаствовать в хорошей Игре, но в то же время - он радостен от других Игр в будущем, которые принесут ему радость, и от тех Игр, что приносили ему ее в прошлом.

(с) Элдан (?)
— Теперь у нас будут большие проблемы, Ави.
— На свете не существует проблем, мистер Грин. Есть лишь ситуации. ©Изображение

Аватара пользователя
Gunslinger

Золотая звезда
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 03 май 2015, 06:19
Награды: 1
Репутация: 60
Статус: Не в сети

Цитатник

#2124

Сообщение Gunslinger » 08 май 2015, 22:38

Это текст, который нужен почти всегда.

10 советов желающим писать про секс

1. Все помнят, что писать надо про то, о чем знаешь по собственному опыту? Так вот, не пишите про секс. Нет такого занятия - "секс", не бывает никакого секса, нормальные люди никогда не занимаются сексом, и вы тоже не занимаетесь. Секс придумали сексопатологи, они же им и занимаются, нежно потирая свои дипломы до наступления интеллектуальной эякуляции. Остальные люди трахаются, тискаются, нежничают, ласкаются, совокупляются, любятся, ебутся или вообще обходятся без глаголов. Поэтому - пишите, пожалуйста, о том, чем привыкли заниматься лично вы. О трахе, о ебле, о любви, о тисканье, - только не о "сексе". Нет такого занятия - секс.

2. С самого начала решите, зачем вы пишете эту сцену. Чего вы хотите добиться этим от читателя? Чтобы лучше определиться, представьте себе шкалу: на одном конце - "чтобы читатель прочел и кончил", на другом конце - "чтобы мой сюжет получил развитие путем рефлекси по поводу сексуального поведения героев". Мысленно поставьте на шкале десять засечек (ну, скажем, вторая - "чтобы читатель прочел и кончил, если будет помогать себе руками", девятая - "чтобы моя героиня, наконец, отстала от моего героя на пятнадцать минут", - ну, и все, что между ними). Поймите, к какому концу шкалы вы склоняетесь.

3. Если вы хотите, чтобы читатель испытал сексуальное возбуждение, - дайте ему возможность подстроить под ваш текст свои фантазии. Это означает - минимум конкретики, максимум тактильности. Сосредоточьтесь не на позах, а на телесных ощущениях (об этом мы еще поговорим). Позы читатель сам придумает. Если вы хотите, чтобы читатель не столько испытал сексуальное возбуждение, сколько разобрался в сложных характерах ваших героев, - сосредоточьтесь на том, о чем они думают (вы не поверите, но некоторые люди во время секса думают; мы сами видели!)

4. Если уж вам так хочется писать про позы (может, вы математик и защищали диссертацию по теме "Частные эвристики как условие включения учащихся в поисковую деятельность на уроках стереометрии"), - не пишите про переживания. Если вам так уж хочется писать про переживания (может, вы девочка) - не пишите про позы. Если автор пытается писать и про позы, и про переживания, то, за редчайшими исключениями, текст напоминает опиасние какого-то нехорошего медицинского эксперимента ("Он поставил ее раком, и у нее внутри все затрепетало", - Господи, помилуй! Фибрилляция сердечных желудочков! Четыре лидокаина! Мы ее теряем! Мы ее теряем!!!)

5. Постарайтесь обойтись без трюизмов. Некоторые вещи читатель понимает сам. "Он ввел в нее член", "Она обняла его ногами", - да уж небось, ввел, и, небось, обняла, чего там. Вы что, протокол составляете?

6. Глаголы - ваши лучшие друзья. Существительные - ваши худшие враги. Писать про секс глаголами сложнее, зато писать про секс существительными в русском языке почти невозможно, если, конечно, речь не идет о комической репризе. Человек может наклониться, расслабиться, вздохнуть, откинуться, прижаться, выгнуться, сжать зубы, разжать зубы и так далее. Член может только встать или не встать. Вагина и того не может.

7. Повторяем: член может только встать или не встать. Член НЕ МОЖЕТ делать почти ничего из того, что вы любите ему приписывать. Член не может "задвигаться", "пожелать", "отпрянуть", "податься вбок" или "рвануться вперед", "прислушаться", "внезапно ожить" или, хуже того, "взорваться". Если, конечно, вы не пишете хоррор про член. Если вы пишете хоррор про член - респект и уважуха. Реально, респект и уважуха.

8. Пожалуйста, не трогайте клитор. Оставьте в покое клитор. Его и в реальной-то жизни мало кто умеет толком задействовать, не говоря уже - в тексте. Мы знаем, что вы хотите написать про клитор только для того, чтобы доказать читателю: вы знаете, что клитор есть. Мы советуем решить эту задачу в предисловии. Так и написать: "Дорогой читатель! Я знаю, что клитор - есть. Ха-ха!" Читатель поверит вам на слово. С этого момента, пожалуйста, оставьте клитор в покое. Спасибо.

9. Ради всего святого, не описывайте белье ради белья. Хотите рассказать про красный лифчик с черным кружевом - не пишите "на героине был красный лифчик с черным кружевом" (кстати, что у нее со вкусом? Она что - в СССР выросла?) Иначе текст начинает напоминать девичьи сочинения за седьмой класс: "У нее были длинные-предлинные золотые волосы, синие глаза, алые губки и зеленые бантики". Если все это (длинные-предлинные золотые волосы, синие глаза, алые губки и зеленые бантики) не относится к гениталиям героини (или героя) - не пишите об этом вообще. Хотите дать какие-то комментарии по поводу внешности и антуража - присобачивайте их к действию ("Он осторожно поцеловал узкий розовый след, оставленный у нее на плече узкой розовой бретелькой").

10. Напоследок - несколько советов по вопросам жанрового разнообразия. Нет, не литературного.
- Хотите знать, как написать хорошую BDSM-сцену? Пожалуйста: в хорошей BDSM-сцене ничего не происходит. Вообще. Главное в BDSM - моменты ожидания действия. Уберите у героя банан из попы, это не сцена, а трэш.
- Хотите знать, как написать хорошую лесбийскую сцену? Пожалуйста: хорошая лесбийская сцена ничем не отличается от любой хорошей эротической сцены. Так что если вы думаете, что можно сказать читателю: "Смотри, чувак, - тёлки!", а дальше халтурить, то сами вы тёлка.
- Хотите знать, как написать хорошую подростковую сцену? Пожалуйста: ограничьтесь петтингом. Это трогательно и реалистично.
- Хотите знать, как написать хорошую мастурбационную сцену? Пожалуйста: ограничьтесь пальцами. Уберите у героя банан из попы, это не сцена, а трэш.
- Хотите знать, как написать хорошую вуайеристскую сцену? Пожалуйста: в хорошей вуаеристской сцене главное внимание должно быть сосредоточенно на подглядывающем, а не на тех, за кем подглядывают. Иначе читателю становится ясно, что вы никакой не вуайерист, а только врете.
- Хотите знать, как написать хорошую зоофилическую сцену? Пожалуйста: приведите животное, дайте ему подышать на героя/героиню и оставьте читателя наедине с его грязными мыслями.
- Хотите знать, как написать хорошую ситофилическую сцену? Пожалуйста: несите сюда ваш банан.
(с) не знаю чье
Все сущее служит Лучу. ИзображениеИзображение

Аватара пользователя
Вергилий

Серебряная звезда
Администратор
Сообщения: 884
Зарегистрирован: 03 апр 2015, 17:11
Награды: 1
Репутация: 179
Статус: Не в сети

Цитатник

#3037

Сообщение Вергилий » 18 май 2015, 04:01

Неизлечимые Аркадий Аверченко

Спрос на порнографическую литературу упал.
Публика начинает интересоваться
сочинениями по истории и естествознанию.
(Книжн. известия)

Писатель Кукушкин вошёл, весёлый, радостный, к издателю Залежалову и, усмехнувшись, ткнул его игриво кулаком в бок.
— В чём дело?
— Вещь!
— Которая?
— Ага! Разгорелись глазки? Вот тут у меня лежит в кармане. Если будете паинькой в рассуждении аванса — так и быть, отдам!
Издатель нахмурил брови.
— Повесть?
— Она. Ха-ха! То есть такую машину закрутил, такую, что небо содрогнётся! Вот вам наудачу две-три выдержки.
Писатель развернул рукопись.
— «…Темная мрачная шахта поглотила их. При свете лампочки была видна полная волнующаяся грудь Лидии и её упругие бёдра, на которые Гремин смотрел жадным взглядом. Не помня себя, он судорожно прижал её к груди, и всё заверте…»
— Ещё что? — сухо спросил издатель.
— Ещё я такую штучку вывернул: «Дирижабль плавно взмахнул крыльями и взлетел… На руле сидел Маевич и жадным взором смотрел на Лидию, полная грудь которой волновалась и упругие выпуклые бёдра дразнили своей близостью. Не помня себя, Маевич бросил руль, остановил пружину, прижал её к груди, и всё заверте…»
— Ещё что? — спросил издатель так сухо, что писатель Кукушкин в ужасе и смятении посмотрел на него и опустил глаза.
— А… ещё… вот… Зззаб… бавно! «Линевич и Лидия, стеснённые тяжестью водолазных костюмов, жадно смотрели друг на друга сквозь круглые стеклянные окошечки в головных шлемах… Над их головами шмыгали пароходы и броненосцы, но они не чувствовали этого. Сквозь неуклюжую, мешковатую одежду водолаза Линевич угадывал полную волнующуюся грудь Лидии и её упругие выпуклые бёдра. Не помня себя, Линевич взмахнул в воде руками, бросился к Лидии, и всё заверте…»
— Не надо, — сказал издатель.
— Что не надо? — вздрогнул писатель Кукушкин.
— Не надо. Идите, идите с Богом.
— В-вам… не нравится? У… у меня другие места есть… Внучёк увидел бабушку в купальне… А она ещё была молодая…
— Ладно, ладно. Знаем! Не помня себя, он бросился к ней, схватил её в объятия, и всё заверте…
— Откуда вы узнали? — ахнул, удивившись, писатель Кукушкин. — Действительно, так и есть у меня.
— Штука нехитрая. Младенец догадается! Теперь это, брат Кукушкин, уже не читается. Ау! Ищи, брат Кукушкин, новых путей.
Писатель Кукушкин с отчаянием в глазах почесал затылок и огляделся:
— А где тут у вас корзина?
— Вот она, — указал издатель.
Писатель Кукушкин бросил свою рукопись в корзину, вытер носовым платком мокрое лицо и лаконично спросил:
— О чём нужно?
— Первее всего теперь читается естествознание и исторические книги. Пиши, брат Кукушкин, что-нибудь там о боярах, о жизни мух разных…
— А аванс дадите?
— Под боярина дам. Под муху дам. А под упругие бёдра не дам! И под «всё завертелось» не дам!!!
— Давайте под муху, — вздохнул писатель Кукушкин.

Через неделю издатель Залежалов получил две рукописи. Были они такие:

I. Боярская проруха

Боярышня Лидия, сидя в своем тереме старинной архитектуры, решила ложиться спать. Сняв с высокой волнующейся груди кокошник, она стала стягивать с красивой полной ноги сарафан, но в это время распахнулась старинная дверь и вошёл молодой князь Курбский.
Затуманенным взором, молча, смотрел он на высокую волнующуюся грудь девушки и её упругие выпуклые бёдра.
— Ой, ты, гой, еси! — воскликнул он на старинном языке того времени.
— Ой, ты, гой, еси, исполать тебе, добрый молодец! — воскликнула боярышня, падая князю на грудь, и — всё заверте…

II. Мухи и их привычки. ОЧЕРКИ ИЗ ЖИЗНИ НАСЕКОМЫХ

Небольшая стройная муха с высокой грудью и упругими бёдрами ползла по откосу запыленного окна.
Звали её по-мушиному — Лидия.
Из-за угла вылетела большая чёрная муха, села против первой и с еле сдерживаемым порывом страсти стала потирать над головой стройными мускулистыми лапками. Высокая волнующаяся грудь Лидии ударила в голову чёрной мухи чем-то пьянящим… Простёрши лапки, она крепко прижала Лидию к своей груди, и всё заверте…
— Теперь у нас будут большие проблемы, Ави.
— На свете не существует проблем, мистер Грин. Есть лишь ситуации. ©Изображение

Аватара пользователя
Вергилий

Серебряная звезда
Администратор
Сообщения: 884
Зарегистрирован: 03 апр 2015, 17:11
Награды: 1
Репутация: 179
Статус: Не в сети

Цитатник

#17570

Сообщение Вергилий » 26 июн 2017, 19:55

Последний злодей

Среди просветленных и мудрых людей
Гуляет по свету последний злодей;
Он антисоветчик, фальшивомонетчик,
Грабитель, вредитель и прелюбодей.

В то время как все на планете большой
Прекрасны одеждой, лицом и душой,
Он - с кислою рожей, нечистою кожей,
И в драной рубахе, к тому же чужой.

Бедняге с профессией не повезло:
Чтоб мир этот вдебезги не разнесло,
Он очень упорно, хотя и топорно,
Олицетворяет Всемирное Зло.

Старушек насилует в темном лесу,
В публичных местах ковыряет в носу,
И будит по пьяни игрой на баяне
Соседей по дому в четвертом часу.

Подонок, мурло, сутенёр, террорист,
Душою небрит и руками нечист;
Имеет призванье - хранить Мирозданье,
Ведь если есть пряник, то должен быть хлыст!

Он этой судьбы для себя не просил,
Но для равновесья Космических Сил
В любую погоду идет на работу:
Того обозвал, а того - укусил.

Ему бы хотелось (однако вотще!),
Гуляя по улицам в белом плаще,
Спасать угнетённых, обиженных, тёмных,
И вдов и сирот защищать, и ваще.

Он просьбы и жалобы пишет в Совет,
Опять и опять получая ответ:
"Вы необходимы! Куда ни гляди мы,
На рыцарей-в-белом вакансии нет.

Кому бы грозила полиция там,
Где нет преступлений? Орущим котам?
А мамы, где надо, пугали бы чада
Весёлым дельфином и боем в тамтам"?

И бедный мерзавец, пуская слезу,
Прохожих на улице бьёт по лицу,
Молясь о прощеньи, давясь в отвращеньи,
Старушек насилует в темном лесу.
Бр. Савецкие
— Теперь у нас будут большие проблемы, Ави.
— На свете не существует проблем, мистер Грин. Есть лишь ситуации. ©Изображение

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей